Days 69-73

Пожалуй, это были самые затратные дни за всё время моего путешествия. За столь короткий промежуток времени я потратил рекордное количество денег. Но обо всём по порядку.

Day 69. Leaving Kratie.

В этот день в 9 утра должен был быть автобус до Пном Пеня. Сколько он будет идти до города, я не уточнял при покупке билета. А это нужно делать всегда всем и каждому. Проснулся рано, собрал вещи, сел в ресторане, взял блин с шоколадной пастой Nutella. Столько месяцев без этого. Не устоял, правда.

К 9 вместе с испанкой добрались до автостанции. Нас увидели местные водители, стали виться вокруг, как пчёлы. Один вырвал у меня из рук билет. Я пожал плечами и последовал за ним, отобрал билет, вернулся к кассиру, что вчера продавал нам билеты. Кассир кивнул в сторону водителя. Им оказался как раз тот мужчина, что забрал у меня билет. Уточнил, сколько будет людей. Я сказал, что двое. Кивнул, ушёл. Вернулся, позвал к минибасу.

Типичный минибас для Азии. Загвоздка была в том, что внутри всё было полностью укомплектовано. Места для меня и испанки были, но мест для багажа — нет. Мой рюкзак им как-то удалось впихнуть под сидения в корме минибаса, а рюкзак коллеги пришлось прикреплять снаружи автомобиля за заднюю решётку. Всё проверили. Ничего не болтается. Приметил, что многие вокруг так и ездят — коробки, скарб. Всё сзади.

Сели. Мне досталось место без спинки. Сидели коленки к коленкам, плечом к плечу. Справа от меня была взрослая дама. Ей то и дело хотелось развалиться, чему я деликатно препятствовал.

Тронулись в путь. Не прошло и пяти минут, как при работающем кондиционере все открыли окна. Прошло ещё пять минут, я понял, что так мои ноги затекут и вообще сидеть тяжело. Дама справа повернулась ко мне спиной. Ей было плохо. Она начала нюхать какие-то духи. Вроде полегчало. Затем достала сигарету и закурила прямо в салоне.

Я достал книжку. Так и провёл час-два. Местные почти в полном составе уснули. Впереди сидящая семья решила откинуться в кресле, из-за чего вынудила матрону закинуть ноги на их сиденье. Я наблюдал и улыбался.

Доехали до маленького городка. Половина пассажиров покинула салон. Я вздохнул с облегчением, устроился на заднем сиденье. Читал. Добрались вскоре до кафе. За 1,5 доллара можно было прекрасно покушать. Из минибаса и в минибас я входил исключительно через окно по примеру местных.

Дальнейший путь был лёгок и даже приятен. Когда увидел Пном Пень, создалось впечатление, что я дома. Странно было. И подумал, что человек может назвать домом любое место, где он какое-то время беспрерывно пребывает. Уехал, возвращаешься. Всё знакомо. Отсюда ощущение дома.

Добрались до автостанции. Минибас облепили местные тук-тукеры. Доходило до абсурда — ещё даже не доехали до автостанции, а водители на мопедах тщательно высматривали пассажиров, преследовали нас. Местные на всё это внимание не обращали. Я вообще заметил, что тук-тукеры — это какая-то своя тусовка, даже каста. И на них никто внимания не обращает. Как будто их нет. Просто игнорируют. В дискуссии даже не вступают.

Я вылез через окно, забрал вещи, помог испанке. Пока вытаскивал рюкзак, ко мне пристал один водитель. Начал как обычно, мол, тук-тук. Я сказал, что не надо. Он начал спрашивать почему, что-то случилось? Плохой опыт с тук-тукерами? Я ответил, нет. Просто не вижу смысла тратить деньги, если я знаю город и везде могу добраться сам. Он, мол, не верю, ты впервые в Пном Пене. Улыбнулся ему напоследок, промолчав, ушёл.

Проводил испанку до гестхауса 88 (улица № 88). Сначала сложно было найти на карте, поскольку тут в городе нет не то чтобы логики размещения номеров на улицах, тут в одном конце может быть дом 12А, а в другом конце улицы 12Б, к примеру. Но, в общем, доставил даму.

Выяснилось, что гестхаус 88 чуть-чуть дороже. 7,75 доллара за ночь в дорме. Там бар, бассейн, снукер. В общем, всё то же самое, что в моём гестхаусе. Выглядит всё более цивильно и ухоженно. Видимо, потому и повысили цены. Правда, рядом делать абсолютно нечего.

Испанка угостила сидром, пожелали друг другу удачи, разошлись. Вернулся в свой гестхаус, купил пива. Был крайне рад. Крайне-крайне рад видеть все знакомые лица. Из тук-тукеров меня одного никто не доставал в районе близ гестхауса. В нём самом меня узнали все, конечно. А менеджер выдал уведомление о необходимости получения документов. «Китай», — подумал я.

Весь оставшийся день прошёл в пивных возлияниях, завершении просмотра Monster и вообще расслабоне.

Затраты: 2,10 (ужин в Крати, забыл внести) + 1,90 (ужин в ПП) + 2,75 (завтрак) + 3 (ланч) + 25 (гестхаус) + 2 (пиво) = 36,75 долларов США.

Day 70.

Вот, в этот день всё и началось. Позади меня в кровати в дорме я увидел парня. Сидел в ноуте, ярко светил. Я мысленно возмутился. Парень ночью куда-то ушёл и не вернулся. Его друг окликнул меня, когда я устанавливал StarCraft (первый), мол, не видел ли я друга. Я ответил, что он смотался куда-то ночью. Парень кивнул и вышел. Я вскоре собрался идти обедать-завтракать.

На выходе открыл свою ячейку, заглянул в пустую и увидел просто громадный (по моим меркам) пакет с содержимым джоинтов. Я не мог поверить своим глазам. Кто-то просто такое богатство взял да оставил. Причём я не заметил, чтобы кто-то выезжал с утра из дорма. Я оглядел пакет со всех сторон: бумага-ролл, какие-то таблетки.

Сцена. Стою и думаю, что делать: брать или оставить. Как в кино: чертёнок и ангел. Чёрт говорит, надо брать, пока никто не видит. Ангел возражает, мол, чужого не нужно, так учили в детстве. Потом слово взял разум: «Вообще-то тебе бы своё добить. А ты на чужое заришься. Падла». Я послушался. Оставил всё как есть.

Когда вернулся в комнату после всего, снова увидел пакет на том же месте. Перекинулся с соседом парой слов на эту тему. Он тоже заприметил, но постеснялся забрать. Поспрашивали — непонятно чьё. Решили, что кто-то поехал во Вьетнам или Тайланд, решил оставить. Либо самолёт.

В общем-то, так я и познакомился с Робом и его пропавшим другом Джимом. Оба из Швеции. Сидели, болтали. У Джима что-то с ногой случилось после Ангкор Вата. Колено. Почти не сгибается, боль. Он пошёл в больницу. А ночью пропадал у своей кхмерской подруги.

Болтали. Я предложил воспользоваться моими «запасами». Вспомнили про то, что наверху. Вернулись — нет. Исчезло. И было ясно, что взяли не девушки-работницы. Кто-то из постояльцев. Улыбнулись друг другу, мол, стойкость наша нерушима, а некто всё же сломался.

Сели внизу. Начали играть в карты. К нам присоединились ещё ребята. Оказалось, с Германии. Девушка отказалась поддержать игру. Раскидали в «техасский холдем». Дважды проиграл. Переместился к другим шведам, тоже молодой паре, играл в знаменитую теперь уже игру shithead. Наблюдал за парнем и девушкой. Картина, как и везде. Девчонка постоянно подкалывала парня, постоянно делала утомлённое лицо. Но в шутку. Как это часто бывает у пар. Без истерик и прочего. И ремарочки: «Что, не мог себе эту карту оставить? Это ты специально, да?» Женщины… =)

Ребята прекратили играть в покер, присоединились к нам. Решили раскидать в очередную игру для пьянствующих компаний. Карты вокруг стакана, тянешь по одной, у каждой своё значение. Весело. В основном, было пиво.

Перед началом игры слева приметил французов. Эти как всегда. Держаться особняком, держаться только своих, с другими не общаются, не здороваются и даже не обращают внимание. Среди большой компании ребят ОПЯТЬ было две девушки, но две красивых. И это мягко сказано. Всё внимание одиноких мужчин было приковано к ним. Точнее, к их ножкам и задницам в джинсовых шортах. Один из французов то ли заметил мой взгляд, то ли просто решил «пошутить». Правда, я не обратил внимание на его ремарку и комментарий относительно нас. Очень хотелось выкинуть его в бассейн вместе с содержимым его карманов. Решил не портить никому вечер.

Затем пошли в Reggae bar. Он находится в двух зданиях от нас на крыше. Крутое место. В смысле, это вид, конечно же, это два этажа. Нижний для отдыха, чилаута, верхний больше для танцев. Местом владеет какой-то темнокожий парень. Настоящий шаблон: африканские косички и волосы в хвост, борода, очки, сигарета, футболка. Вокруг портреты Боба Марли, рисунки на стенах. Правда, всё очень цивильно. Выпил там Лонг Айленд, ребята решили поджоинтить, но персонал попросить прекратить это дело. Регги бар, где запрещён джоинт — это нонсенс, конечно.

Вышли на улицу, ребята пошли в клуб Pantoon, а я домой спать.о

Ах, да. Утром я пошёл на почту, потом на рынок. На почте понял, что вообще-то воскресенье и она не работает. На базаре взял привычные вещи — снэки. И ещё заметил, что кафе, где я всё время завтракал-обедал, больше не работает. Надо узнать почему. Мне указали куда-то, но, как я понял, это просто была подсказка, где можно покушать.

Затраты: 3,50 (пиво и водка со спрайтом) + 2 (покер) + 2 (завтрак и очередной штекер для наушников) + 3 (пиво) + 1,50 (бананы и снэки) + 1,10 (спрайт и вода) + 2,10 (ужин) + 3,50 (лонг айленд) = 18,70 долларов США.

Day 71.

Становилось всё веселее и веселее. Шведы оказались очень дружелюбными и общительными ребятами, прекрасно владеющими английским. Тот факт, что я из России, их не удивил или расстроил, а наоборот порадовал. Кроме того, я хоть как-то разбавил их компанию. Язык, да, интересный.

С утра я встал пораньше, несмотря на возлияния. Мне удалось «настроить» свой режим. Даже если я ложусь поздно, с утра я всё равно могу встать. Правда, где-то надо прикорнуть на полчасика среди дня.

Пошёл на почту, забрал документы, зашёл на базар за сладостями, вернулся в гостиницу. Увидел Хайди, девушку из Англии, с которой пересеклись прошлым вечером. Роб пересёкся с ней более тесно. Ребята обсуждали, что делать. Хайди надо было успеть съездить на Killing Fields и вернуться до 15:00. Я, Роб и Джим хотели поехать сперва на стрельбище, потом уже на «поля». В конечном счёте обсуждение затянулось, Хайди сбежала. Джим сказал, что на «поля» ему ехать неохота, но хочется пострелять. Правда, теперь у него ещё к колену прибавилась правая рука, а левый глаз заплыл… Я посоветовал снова сходить к врачу, сдать анализы. Порешили, что поедем с Робом до «полей», а с Джимом потом на стрельбище.

Стоило только выйти из гестхауса, как мы с Робом переглянулись и стали злобно улыбаться. «Мы всё равно поедем на стрельбище сначала! Ха-ха!» Сволочи.

С тук-тукером гестхауса сошлись на цене в 14 долларов за поездку туда и обратно. Ехали минут 25 до стрельбища. Привезли в какой-то пригород рядом с речкой-вонючкой. Зашли в здание. Сидят несколько мужиков, один что-то ремонтирует. Оказалось, именно он босс. На стене и на полу оружие. От М16 и АК-47 до стационарных пулемётов. На столе меню. Выстрел из гранатомёта стоит 400 долларов США. Мы поглядели на цены за обойму и немного приуныли. Даже револьвер стоил бы 60 долларов. Уже собрались уходить, как босс сделал нам предложение: 20 патронов за 30 баксов для М16. Ударили по рукам. Я прикрепил GoPro на запястье, включил, прошёл в комнату. Дуло винтовки поставили в специальный паз, облегчающий прицеливание. И держать удобно.

Пострелял. Понял, что очень легко в автоматическом режиме расстрелять все патроны за пару секунд. Снял одно «ухо» с наушников, фотографировал пострелушки Роба. Довольные вышли, пофотографировались с винтовками. Роб паясничал как обычно. Но окружающие на нас смотрели с ярко выраженным презрением. Салаги мы, наверное.

Сели в тук-тук, поехали на «поля». Прибыли. Стоимость билета — 6 долларов США. В стоимость входит аудиогид (3 доллара США). На входе встретили немцев и шведов с нашего гестхауса. Правда, говорили недолго. Каждый воткнул наушники и пошёл на экскурсию. Так, в тишине, осмотр «полей», в общем-то, и прошёл.

Killing Fields — это своего рода мемориал геноциду, учинённому режимом Пол Пота. Можно увидеть места, где стояли лачуги с приговорёнными к казни, офис «палачей», ямы, куда сваливали трупы или ещё живых людей, пруд, под которым осталось ещё очень много останков и т.д. Кульминация — здание с огромным количеством черепов и цветовой маркировкой на них. На стекле легенда: жёлтый цвет маркера — казнь посредством отрезания ушей; синий — казнь штыком и т.д.

Аудиогид рассказывает о том, что и где находилось, что Пол Пот сделал, когда вошёл в Пном Пень и что творилось в последующие три года, рассказывают о показаниях жертв и палачей, об останках, о цифрах.

Особо стоит упомянуть два момента. Вокруг можно увидеть пальмы. Как вы знаете, некоторые виды пальм имеют интересную кору — как бы панцирь и выступающие твёрдые заострённые отростки. Так вот. Эти отростки использовались, чтобы казнить людей. Просто хватали за голову и протыкали глотку.

Ещё там же есть дерево. Смотришь — фонарик, множество фенечек и ниточек привязано. Красота. Но потом читаешь историю. Выясняется, что дерево использовали для казни младенцев и детей. Хватали детей за ноги и били головой о дерево, а потом бросали трупы рядом в яму. Рядом ещё одной дерево — на нём висели колонки, играющие всякую браваду. Зачем? Чтобы заглушить стоны умирающих и работу дизель-генератора.

Я всё это смотрел, я слушал аудиогид, но, по правде говоря, меня это мало тронуло. Вокруг полно туристов со скорбными лицами, угрюмые. Иные девушки даже плачут. Либо я какой-то чёрствый, либо просто не могу осознать масштаб катастрофы. 3 млн. человек за 3 года.

Меня всё интересовало, с точки зрения, истории, политики, логики. К примеру, я очень удивился, когда узнал, что режим Пол Пота признали такие великие демократии, как США, ФРГ, Франция, Великобритания. Кресло у красных кхмеров было в Генассамблее ООН. И это когда они осуществляли геноцид. Т.е. всем было глубоко фиолетово, что Пол Пот делает со своими согражданами. Хотя это не очень правильно.

Но возвращаемся от лиричной политики на землю. С Робом решили не идти в музей. Он вообще был расстроен. Не увиденным. Прибыла Меган. И снова убежала потом — опаздывала на автобус. Зацепила она парня. Зацепила.

Поехали обратно. Увидели на впереди идущем тук-туке рекламу суши-бара. Решили покушать. Я и сам отвык от этой еды. Предложили по возвращении идею Джиму. Согласился. Нашли суши-бар, поехали. Но никто не взял телефоны. В итоге спросили у аптекарей, где японская еда. Показали на флаг, изобразили палочки. Нам указали путь. Увидели. Японский ресторан. Было вкусно и обильно, я бы даже сказал.

Когда вышли, поняли, что рядом был тот самый суши-бар с огромным выбором суши. Именно тот, что мы искали. А мы засели в ресторан.

На тук-туке добрались обратно, заскочили в Регги-бар. В этот раз крыша была открыта (в воскресенье верхний танцпол закрыт). Прибыли американцы, которых мы встретили вчерашним днём. Джарред Лето и три его крупноколиберных друга. Путешествуют, тусуются, пьют в режиме нон-стоп. Очень любят поговорить о ножах, пушках, кино, Star Wars и комиксах. Джарред, в основном. Мужики больше по путешествиям. Вообще компания крутая. И с ними весело. Темп, правда, тяжело выдержать. Водка-водка-водка. Американцы её хлещут только в путь. А потом говорят, что в России водку любят =)

С Регги бара ребята ушли, Роб познакомился с англичанином Уильямом. Тот был уже под шафе. С ним была подруга-кхмерка. Я сидел общался с Джимом, встретил немок, с которыми ехал в автобусе из Паксе. Валери в т.ч. Были ради видеть, равно как и я их. Сообщил координаты нашего гестхауса с намёком, мол, переезжайте, у нас бассейн.

Прибежал Роб. Сообщил, что англичанин не в себе. Он, мол, скрывается тут, его «заказали», поэтому он тусуется в Пном Пене 4,5 года. Чтобы не нашли. При этом постоянно где-то тусуется и устраивает обильные возлияния.

Пообщались все вместе. Улыбчивый парень. И я бы даже сказал, что идеальный кандидат на роль Безумного Шляпника.

Вышли из Регги-бара, Вильям повёл нас на массаж. Приехали. Я стал разбираться, а зачем на ночь глядя массаж? Что за массаж? По его словам, это кхапинг (или кхопинг), массаж с использованием банок. Как нам на спине в детстве ставили в СССР. Разница только есть. Банки ставят везде. Везде БЕЗ исключения. И если ты понравился массажистке, кхапинг может превратиться в хэппи кхапинг.

Решили отложить такое мероприятие на потом. Это было моё предложение. Я схожу обязательно.

Заглянули в один бар, что на основной улице. Просто на улице куча столов, столы для бильярда. Все кхмерки играют, как профи. Само собой, одеты так, чтобы «зацепить» кого-нибудь из мужчин. К нам подсела какая-то дама, которая начала обвинять Уильяма, что он с кем-то три месяца назад переспал и даже не удосужился сказать спасибо. Тот отвечал на всё отрицательно. Дама стала предлагать ему проституток. Постарше, поопытнее, потом помоложе, потом студентов. Закончилось всё школьницами. На этих словах Уил перестал вообще на неё обращать внимания. Дама ретировалась.

Поехали в какой-то бар. У Джима там подруга работает. Приехали. Прям квартал красных фонарей из Амстердама. Только все девушки в заведениях. Заходишь — внутри человек 20-30. Все молодые девушки. Все одеты по-разному: кто развратней, кто студентка, кто школьница и т.д. С ума сойти. Правда, там пробыли недолго.

Уильям сказал, что знает хорошее стрельбище. Там дешевле, чем в том, что рядом с «полями». И вообще тут в Камбодже можно с гранатомёта и РПГ выстрелить в живую корову. Можно даже человека убить. Это будет непременно старик. Стоит удовольствие 1000 долларов. Деньги выплачиваются семье.

Пребывал от такой новости в шоке, несмотря на алкоголь.

Выбрались в другой бар. Там посреди танцпола был шест. Никто за шестом не танцевал. А раз никто, то должен танцевать Роб. Это было очень смешно. Я давно так не смеялся. Очень хорошие у парня актёрские данные. Затем стали твориться вообще забавные события: Джим сидит, Роб танцует, местные девахи танцуют с ними. Причём это даже танцем назвать сложно. Агрессивный петтинг. Я снова смеюсь и ставлю на ноутбуке песню Eiffel 65 — I’m blue. Эффект был хорош.

Вскоре собрались и разъехались. Правда, Роб сначала пропал. Подошёл, мол, надо ехать, вместе дешевле. Не прошло и двух секунд, как он исчез. Следом добрались до гестхауса мы.

Утром я проснулся не у себя в дорме, а в номере. Благо, мне пояснили, как это произошло. Никакого криминала, разумеется.

Подводя итог. Ночная жизнь Пном Пеня отличается от того же в Бангкоке. Разница налицо: меньше коммерции в заведениях (несопоставимо с Бангкоком), да, всё дороже, чем обычно, но по меркам США и даже России дешевле. Здесь нет неона, здесь нет громадных улиц, где можно достать всё. Здесь маленькие улицы, улочки, тоже свет и цвет, красная подсветка в клубах. Нет ледибоев, транссексуалов. Их тут нет. Никто тебя не трогает, пока ты сам не обратишь внимание. Дамы посговорчивее. И, в общем-то, найти тут можно всё что угодно. Даже то, за что на родине посадили бы на 10 лет. Здесь не надо знать, где и с кем говорить. Желательно, но не обязательно. Мужчины легко найдут, чем себя тут ночью занять. Женщинам будет сложнее. Клубы — скорее нет. Лучше бары.

Затраты: 2 (тук-тук) + 5,50 (лонг) + 1,25 (завтрак) + 2,55 (молоко и сладости) + 0,50 (кола) + 7 (тук-тук) + 15 (стрельбище) + 6 («поля») + 5,90 (суши) + 3 (пиво) + 8 (напитки) = 56,65 долларов США.

На эти деньги я мог прожить 10 дней в прошлом месяце. А почему спустил? Захотелось пошататься в хорошей компании и увидеть ночную жизнь.

Day 72.

Разгрузочный день. После возлияний стоило отдохнуть. В основном, весь день провели в бассейне. Разговаривали, обменивались опытом, давали друг друг советы.

Шведы меня теперь уговаривают перебираться в Швецию. Рассказали о государстве, институтах, соц. обеспечении, как искать работу, что надо делать и т.д. Оказывается, в Швеции (по их словам) всего 10 млн. человек. На севере страны вообще почти никого нет. Понравилась ремарка про обучение. Можно взять кредит на обучение под 0,01%, а срок погашения — 50 лет. Круто.

Может, и переберусь. Но не в ближайшие 2-3 года точно =)

Затраты: 1 (кола) + 1,25 (завтрак) + 1,75 (ужин) = 4 доллара США.

Не знаю, что будет дальше. Джарред звал в караоке. Может, сгоняем. Жду ребят из кино. Пошли на TED 2, пока я писал пост.

Day 73.

Последний абзац перед этим днём я писал вчера. Так что я знаю, что было дальше.

Я спустился вниз и встретил Джарреда и компанию. Спросили, поеду ли я. Конечно же, я поеду. Сели к знакомым им тук-тукерам: 7 (семь) и Рэмбо. Забавные кликаны. Доехали до другого берега. Пока ехали, менялись местами в тук-туках на ходу. Водители равнялись друг с другом, далее мы перелазили туда-сюда. И обменивались напитками, конечно. Вообще всё это было крайне забавно и напоминало абордаж.

Вскоре добрались до места назначения. Здание караоке выглядело снаружи, как отель. Внутри — типичный «бардак». Красная подсветка, кабинки-залы. Правда, в этих залах огромный телевизор и караоке. Периодически заходят девушки. Можно выбрать девушку и договориться о «дополнительных услугах».

Расселись, стали искать песни, выбирать. Заказали пиво, снэков. Джарред погнал за водкой. Спрайт не разрешили привозить, мол, пейте колу. Ок.

Начали петь. Караоке-увеселения с американцами мало чем отличаются от того, что в России. Все поют, кто-то лучше, кто-то хуже. В основном, это просто настроение, выбор песни и то, как ты поёшь. Вот, действия исполнителя во время песни делают кассу.

Я выбрал сначала Боба Дилона (первое, что попалось из того, что я знал) — Knocking on Heaven’s door. Господа вроде как закотировали. Напоследок спел I want it that way всем известной группы Backstreet Boys. Надо было видеть — трое крупных мужчин с бородами, реально викинг-пати, один в килте, поблизости худой Джарред. И подпевают мне во время исполнения. Очень смешно. И, да. Перед моей песней «парней с задворок» выяснилось, что Лето заказал их же, но Larger than life.

Затем выдвинулись в город, зашли в клуб поблизости от гестхауса — Pantoon. Там я, конечно же, уснул. Ребята смеялись и предлагали мне девушек, когда я просыпался. Я говорил твёрдое «нет». Потом вышли, ребята пошли в другой клуб, а я домой. По пути встретил Роба. Он был с французами. Там же были те знаменитые красивые французские женщины. Я был в шоке, удивлён одновременно. Пожал Робу руку за то, что смог влиться в компанию ребят и «прикоснуться к прекрасным». Дошёл до комнаты и отрубился.

Сегодня снова был бассейн большей частью, разговоры с русскоговорящей немкой из Узбекистана (:P) и спокойное пребывание в комнате. Разгрузочный день. И, да. Клип, который знают все, кто помнит 90-е:

Затраты за день: 4,75 (снэки, пиво) + 2,25 (ужин) + 1,16 (кола и вода) = 8,16 долларов США.

Итого в Камбодже (второй заезд): 97,65 + 36,75 + 18,70 + 65,65 + 4 + 8,16 = 230,91 долларов США.

Итого с начала поездки (примерно): 1151,53 + 230,91 = 1382,44 доллара США.

Комментарии к фото:

— пакет сами знаете с чем (Роскомнадзор, надеюсь, не внесёт мой блог в список запрещённых сайтов);

— 2-3 — на стрельбище. Фор мазе Раша;

— 4-7 — Killing fields. На 4 фото дерево, о котором я писал выше. «Для» детей;

— 8-9 — караоке. Я и Джарред. На самом деле не Лето, а Вестин Хавордсон. Очень похож на Лето, мимика и всё-всё-всё. Однако не он. Правда, тоже музыкант и своего рода знаменитость. Гитарист в группе Thrill Kill Kult. Индастриал-металл группа, известна ОСТами к the Cool World и the Crow. Если же забыть про знаменитость и сходства, Вестин просто хороший парень. Очередное подтверждение, что хорошие люди есть везде. И в Штатах в том числе.

И ещё. Через программу Tinder познакомился тут с камбоджийкой. Встретились, потрещали немного. Оказалось, она модель, у неё тут свой бизнес и вообще деловая колбаса. Уо-от, такая вечеринка! Первый раз кто-то вообще согласился встретиться после лайка в «тиндере» =)

И традиционно:

В рамках рубрики «Туризм без посредников» рад принять любую помощь в любом размере по реквизитам: 4276 3800 2574 8331 (СБ РФ), Кусайко Р.Я. Номер счёта (на всякий): 408 17 810 4 38116618921.
Приключения продолжаются.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *