Хайнаньские рассказы. 15. Финал

С сегодняшнего поста я буду выкладывать видео, которые сделал на свой айфон. Первые видео будут простыми, примитивными без каких-либо эффектов. Со временем я постараюсь сделать их качественнее и лучше. Но приступлю к рассказу.

1. Покидая Гонконг.

В пятницу 22 числа я вечером получил свой паспорт от того же агента Виталия. Он пришёл с какой-то дамой из Украины, видимо, клиенткой, выдал нам, неудачливым россиянам, паспорта и объяснил, что консул во Владивостоке ему передал следующую информацию.

Во-первых, в консульствах в РФ проходили (или, возможно, до сих пор проходят) проверки по факту их работы. Также меняются печати с красных на синие. Ввиду этого возникают заминки, сложности при оформлении виз «как раньше».

Во-вторых, в рамках подготовки к саммиту G-20 в китайском Нинбо правительство КНР решило навести шухер по всей стране. Негласно ужесточились визовые правила. Также усилились рейды, проверки на всё и вся. К примеру, когда я уже приехал на Хайнань, я заметил какое-то дикое увеличение количества полицейских на квадратный метр. Доходит даже до мелочей — штрафов за неправильную парковку и эвакуацию, чего здесь не было и нет, в принципе.

Собственно, Виталий предложил пойти выпить. Мы согласились, но вскоре я и ещё один товарищ по имени Слава откололись и попросту закупились на последние гроши в 7/11. Пили, болтали. Обсуждали. Делились планами на будущее. Он купил билет во Владивосток, а я в Москву на неделю с возвратом 31.08.2016. Потом разошлись, Слава мне написал, снова встретились, уже в баре. И так и гуляли, пока я не посадил его на автобус при смешных обстоятельствах. Следующий день я провёл почти полностью в «Макдональдсе». Я сильно похудел на однодневном питании и кофе. Поехал в аэропорт на автобусе А21. Очень комфортный двухэтажный автобус с мягкими креслами и кондиционером. Всего 30 гонконгских долларов. Там же поспал, сел на самолёт и полетел до Шанхая. Там была пересадка — нужно было выйти из зоны контроля, снова войти. Причём нас должны были внести с особую книгу, мол, что мы транзитные. Китайцы это делали крайне неторопливо.

Я прорвался через кордон на выход последним, но пришёл ко входу первым. Долго стоял ждал разборок с погранцами — какая-то дама устроила истерику, вокруг неё столпилось китайцев 5-8 и все пытались её перекричать и переубедить. Потом всё-таки одна из китаянок-пограничниц обратила на меня внимание и заулыбалась, принесла книгу, заполнила все доки и пропустила. Уже после кордона и после посадки я заметил, что в Москву летят та же девушка с парой, что я видел ранее в самолёте. Мы тогда поулыбались просто друг другу, она пыталась меня вытащить с пограничного пункта «на выход» вместе с ними. Мы снова улыбнулись друг другу. Когда я уселся в кресло, то заметил, что они сели поблизости в том же ряду. «Ну, судьба», — подумал я. И в итоге мы протрепались почти весь полёт до Москвы. Я изредка смотрел фильмы. Не спал почти. В Москве обменялись контактами и распрощались, правда, ненадолго, поскольку несколько раз встретились и общаемся. Люблю такие случайные хорошие встречи с хорошими людьми.

2. Московский бит.

В Москве меня встретил отец. Я тут же созвонился с агентом и назначил встречу. Поспал пару часов, встал. Сдал доки и ожидал звонка в среду. Сдал я доки в воскресенье. Меня заверили, что проблем быть не должно.

Воскресенье провёл дома. В понедельник начались гуляния по Москве, которые не закончились, вероятно, до моего отъезда из Москвы.

В Москве я был в смятении, потому что я волновался за визу, за свой отъезд в Китай, за свою разрушенную личную жизнь, осколки которой мысленно пытался собрать, успокаивая себя. Я был крайне удивлён холодной встречей лучшего друга. Хотя, как это часто бывает, потерю друзей мы переживаем проще, чем потерю любимого человека.

В среду мне утром позвонил по приложению агент и сказал, что у меня проблема — мне поставили визу и тут же её аннулировали. Причина заключалась в том, что я родился в СССР, но в российской версии графы указано УзССР. УзССР — это Узбекистан. А КНР перекрыла Узбекистану свободный въезд. Т.е. свободно, как раньше, или через третьи страны уроженцы Узбекистана приехать не могу. Причём пакистанцев, арабов в Китае достаточно и они никому въезд не перекрывают. Проблемы, в основном, только у Средней Азии.

Я был в шоке, меня начало трясти от гнева. Я пережил дикую неделю в Гонконге, а теперь всё то же самое в России. Мне уже начали предлагать, мол, может, найти работу в РФ. Я быстро стал разбираться с теми, перед кем в долгу или должен сотрудничать в Китае.

Агент мне предложил приехать в пятницу и подать документы лично, попросить собеседования. Я согласился. Выбирать не приходилось. На время мои мысли о личной жизни отошли на второй план. Я тут же начал размышлять, что делать с билетом. Понял, что обратный билет придётся сдавать со всеми вытекающими отсюда штрафами и проблемами.

С горя я пошёл в центр пить. В пятницу с утра приехал сдавать доки в посольство, взял даже много доков по матери, из-за графы национальности которой могли быть проблемы, но мне сотрудник сказал, что всё уже сдано отдельно, если будет собеседование, меня вызовут. Я уехал. И на выходных съездил к другу в область, поиграл в футбол с одноклассниками, которых знаю лет 14-18, потом пошли в баню. Взял даже друга Артура, который переехал в Москву с Магнитогорска. В общем, старался отвлечься.

Ко вторнику я был на взводе. Во вторник мне позвонили и сказали, что виза готова, прислали фото визы. Я выдохнул, встретился с агентом, мне сделали скидку в 200 руб. (смешно), я заплатил 21 500 руб., в то время как в Гонконге делать 3200 юаней (примерно 32 000 руб.). В Москве мне очень сильно помогли эмоционально: Артур (мой одноклассник), Артур (друг с Магнитки), Катерина (подруга, которую знаю уже много лет), Кристина (много раз видел, а толком поговорил только в этот приезд), Настя (девушка с самолёта), Рабик (мне как младший брат), Женя (очередной интернет-товарищ), Миша и, конечно, сестра Майя и родители. И другие, в том числе Тёма, Люда, Флай, Катя, Наташа, Серёга (с которым всё-таки встретился), Адам. Не буду уточнять, кто они.

Когда я получил визу, в рамках конвеера и очереди на меня нахлынули мысли о том, что дальше. Я хотел вернуться на Хайнань. Меня тут ждали обязательства, дела, занятия, необходимость переезда на материк, заготовленные сюрпризы для любимого человека и многое другое.

Последние дни я потратил на встречи, поход на Faces and Laces, подготовку материалов для претензии агенту и авиакомпании по поводу возврата билетов. Да, и умудрился посетить неофициальное открытие Banana Tattoo studio. Правда, чувствовал себя там, как к корове седло. 07.08 я вылетал.

3. Потерянный Рай.

Перелёт был изнурительным. Я постоянно был на нервах, поскольку у меня стыковка была всего 2 часа, а самолёт задержали. Положительные эмоции от Business Lounge «Турецких авиалиний», как ветром сдуло. Я бежал в Стамбуле до своего гейтвея и успел. Бежал до метро в Гонконге и, не считая деньги, нёсся до аэропорта Шеньчженя и успел. А там до Хайнаня час.

В итоге за сутки я спал час. Ночью 09.08 я прилетел и в час был в комнате. Я лёг поспать и встал в пол пятого от уведомления о том, что теперь я один. Осколки в моих руках окончательно потрескались и просочились сквозь пальцы. Мне хотелось выбросить весь тот поток мыслей, что оказался в моей голове, в помойку. Но я столкнулся с гидрой — на месте отрубленной вырастало не 2, а 5, а то и 10. С опухшим от недосыпа лицом я вышел встретить филиппинского товарища из Москвы по имени Майкл. Он сразу понял, что что-то не так. Я ответил лаконично, он лишь похлопал по плечу. А дальше началась работа. Работа, работа, работа на ферме. О ней я напишу отдельный блог, о том, что мы делали. Выложу фотографии и видео.

Прошла неделя. Я стал вместе с Майклом заниматься кроссфитом, работали на ферме, в баре я навёл порядок, изменил барную зону, сделал сахарный сироп и стал следить за наличием всегда в загашниках свежевыжатого лимонного сока, лимонов, стал учить коктейли, заниматься спортом даже не в дни тренировок. Сделал план работы до конца годы, расписал, что мне делать. Соблюдаю. Связывался с профессором, кому помогаю писать учебник, начал дорабатывать свои рассказы и писать новые, делать плейлисты на случай, читать об Adobe Premiere, вернулся к классической музыке, много катался на байке, много думал, много вспоминал. Сделал план на подготовку к ХСК4, выбрал, куда перееду. Хочу в Шанхай. Теперь меня ничего не держит, теперь я один и могу жить хоть в землянке, хоть в дыре, хоть в чьей-то квартире через «каучсёрфинг». У меня времени до ноября. Мне очень важно податься на стипендию кино. Надеюсь, получится. А если нет, есть пара вариантов. Правда, не хочу пока о них думать. Надо делать дела. Но Хайнань для меня умер. Каждый раз, катаясь здесь, посещая места, которые я знал, видел, я вижу прошлое, сказку, которой не суждено было стать былью. Это как если бы Адам бы в Раю без Евы и всё бы ему напоминало о ней.

Однако больше всего я доволен своими спортивными успехами. Благодаря им я снова становлюсь тем, кем я являюсь по-настоящему. Я смотрю на свои татуировки, которые напоминают мне о том, что я и что я, что я должен делать. Действительно, когда ты в Раю, когда ты счастлив, в сказке, ты забываешь себя, растворяешься. Но теперь я вспомнил, чему очень рад. Я делаю успехи, которые буду дальше преумножать, сосредоточусь на делах. Я вообще стараюсь сейчас времени даром не терять. Я не думаю ни об утехах, ни о пьянках, ни о кутеже, ни об играх. Я стараюсь выполнить максимум из того, что наметил. И самая основная задача из всего этого — экзамен ХСК4 и китайский. Я должен к ноябрю много знать и немало говорить. Я сделаю это. И потом соберу чемоданы и наконец-то уеду отсюда навстречу новым приключениям.

4. Визовый эпилог.

В общем, проскочила информация следующего содержания. Ввиду саммита G-20 КНР ввела ограничения на выдачу виз следующего содержания: (1) если гражданин РФ родился не в РФ, ему может быть отказано в визе без объяснения причин, (2) визы делать надо в РФ или в своей стране пребывания, (3) граждане Ирана, Сирии скорее всего визы не получат, (4) граждане Республик Средней Азии скорее всего визы не получат.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.